Годовой отчёт
Правозащитного центра «Мемориал»
Основные события и итоги 2020 года
6
программ
349
политзаключённых в списках
1,7 млн
евро, присуждённые ЕСПЧ
Анна Добровольская, исполнительный директор
ПЦ «Мемориал»
В российской правозащите подведение итогов почти каждого года можно начинать с фразы «Ура! Мы его пережили». По итогам 2020 года эта фраза читается по-новому. Пандемия COVID-19 стала серьёзным вызовом для нашей работы, но, к счастью, нам удалось достаточно оперативно перестроиться и перенести огромную часть работы в онлайн. Первой нашей задачей стало сбережение жизней — и коллег, и заявителей.

В России ситуация с карантином и сопутствующими ограничениями можно было назвать более гибкой, чем в ряде стран Европы, если бы эти хаотические, не всегда продуманные ограничения не сопровождались нарушением прав, причем не только заболевших и членов их семей. «Второй волне» предшествовала отмена ограничений для проведения «голосования по поправкам к Конституции». Затруднилась работа активистов и адвокатов, помогавших людям в судах, в том числе по политически мотивированным делам. В итоге же власти освоили репрессивное использование противоэпидемических ограничений против политической и любой независимой общественной активности.
Читать полностью
Работа наших представительств на Северном Кавказе весной и летом 2020 года была во многом сосредоточена на отслеживании ситуации с пандемией, мы консультировали людей, помогали врачам добиваться получения средств индивидуальной защиты, публиковали материалы о недостоверности официальной статистики.

В сложнейшей ситуации из-за пандемии оказались мигранты, особенно те, кого должны были выслать, но не смогли из-за закрытия границ, и держали в спеццентрах, подвергая постоянному риску заражения. Юристы Сети «Миграция и Право» в сотрудничестве с региональными уполномоченными и руководством центров добивались освобождения людей. Это была крайне успешная кампания — на свободе оказалось более сотни мигрантов.

Кроме всех очевидных сложностей, связанных с пандемией, довольно сильно на нашу работу повлияли и закрытие границ, и растущая изоляция, и обособленность. Из-за запретов стало невозможно собираться с коллегами и партнёрами лично, а онлайн серьёзно обсудить важную тему или добиться принятия резолюции Европарламента практически невозможно: для этого нужны личные встречи и участие в заседаниях.

К сожалению, новости и итоги 2020 года не ограничиваются только COVID-19. В 2020 году российские законодатели предложили и частично провели ряд поправок — в Конституцию РФ, законы об НКО, о просветительской деятельности и пр. Эти изменения затронут и уже затронули гражданское общество. Коалиция независимых организаций, включая «Мемориал», выпускала заявления, обращалась к международным инстанциям, но значительного успеха не добилась. Как именно мы пострадаем от поправок, сказать сложно, но уже сейчас понятно: возможностей защищать права человека, организовывать общественные кампании, находить сторонников останется ещё меньше. Власти в очередной раз пытаются провести некую границу между «можно» и «нельзя», но законы сформулированы так, что об этой границе мы узнаём, только получив предупреждение, предостережение, штраф или иск. Этой же стратегии государство придерживается и тогда, когда подавляет свободу собраний и свободу выражения мнений. Люди начинают бояться — сами не зная чего. В этом и заключается цель российской власти — подавить любую независимую активность, создавая атмосферу страха.

Но есть и хорошие новости. Статус иностранного агента, который с 2014 года присвоен Правозащитному центру «Мемориал», стал настолько абсурдным, что едва ли в стране найдётся умный человек, который бы воспринимал его серьёзно. Власти пытаются объявить иноагентами всё, что шевелится. Последний изыск: человек — СМИ — иностранный агент. Это даже произносить смешно. Но, сохраняя здоровое чувство юмора, не стоит забывать, что статус иноагента накладывает на его обладателя новое бремя финансовой отчётности. Для более мелких, чем «Мемориал», организаций это бремя подчас становится неподъёмным.

Мы с тревогой следим за происходящим в Республике Беларусь, где начиная с августа развёрнуты широкие репрессии против людей, вышедших на протестные акции против Александра Лукашенко. Проходят обыски, жёсткие задержания. События в Беларуси чудовищны и в очередной раз подтверждают, что авторитарные режимы хорошо умеют обмениваться репрессивными практиками. Мы выпустили несколько заявлений по ситуации в республике, самостоятельно и в рамках коалиций.

Карта
Наши программы
Поддержка политзаключённых
Три цифры года
349
политзаключённых в списках
В декабре 2020 года в наших списках было 349 фамилий:
288 человек, лишённых свободы из-за реализации права
на свободу вероисповедания или религиозной принадлежностью,
и 61 человек — по другим политическим мотивам. В конце 2019 года в списках было 314 фамилий (из них 250 — в религиозном списке, а 64 — в основном списке).
>100
договоров об оплате адвокатов и экспертов
В 2020 году мы заключили более 100 договоров в интересах политзаключённых и других лиц, подвергшихся политически мотивированному преследованию, чтобы оплатить услуги экспертов и адвокатов. Профильные специалисты готовили рецензии на экспертизы по делам, а адвокаты представляли интересы позитзаключённых на всех этапах судопроизводства —
от предварительного следствия до подготовки жалоб
в Европейский суд по правам человека — и посещали политзэков
в колониях.
35
семьям политзаключённых была оказана материальная помощь
В 2020 году мы оказали материальную помощь семьям
35 политзаключённых. Среди них — родители фигурантов дел запрещённой «Сети» и жёны осуждённых «свидетелей Иеговы», матери фигурантов многочисленных дел о причастности к запрещённой «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» и родственники гражданских активистов со всей России.
События программы
Начало работы по мониторингу нарушений прав политзаключённых в местах лишения свободы
В феврале 2020 года мы запустили новый проект
по мониторингу нарушений прав политзаключённых
в СИЗО и колониях.

Осуждённые в колониях и обвиняемые в СИЗО особенно уязвимы: избиения и пытки, рабский труд и отказ
в медицинской помощи, издевательства и незаконные взыскания — это то, с чем люди в российских местах лишения свободы сталкиваются каждый день. Хотя Правозащитный центр «Мемориал» не может полностью изменить российскую исправительную систему и защитить права всех осуждённых, мы начали работу, направленную на то, чтобы организовать систематическую помощь хотя бы политическим заключённым.

Проект призван помочь политзаключённым, которых содержат в невыносимых условиях и чьи права нарушают в колониях и СИЗО.
Публикация большого обзорного доклада «Политические репрессии
и политзаключённые в России
в 2018–2019 годах»


В апреле 2020 года программа выпустила в свет большой обзорный доклад, посвящённый политзаключённым
в современной России и анализу различных аспектов современных политических репрессий в стране.
В докладе подробно рассказывается о том, кто такие политзаключённые, кто именно и по каким обвинениям
в России подвергается политически мотивированным уголовным преследованиям, какие права человека при этом нарушаются и что движет организаторами
и исполнителями репрессий.

В докладе приводится не только описание и анализ конкретных кейсов, но и делаются попытки осмысления того, какой ответ даёт российское гражданское общество на политически мотивированные преследования, а также того, как государство реагирует
на растущее общественное недовольство.
Политически мотивированные преследования в контексте пандемии
Коронавирусная пандемия и связанные с ней ограничения позволили российским властям не только ужесточить условия содержания лиц, лишённых свободы в СИЗО и колониях, и закрыть для гражданского общества судебные процессы, но и дали повод для применения новых репрессивных инструментов против политических активистов.

Своеобразной «первой ласточкой» в этом смысле стало уголовное дело против левого блогера и политика Николая Платошкина в Москве. Среди прочего ему предъявили обвинения в публичном распространении заведомо ложной информации о мерах по борьбе против коронавирусной инфекции (207.1 УК РФ).

Дело Платошкина стало своеобразным полигоном для обкатки абсурдных обвинений под предлогом борьбы против коронавирусной инфекции. В 2021 году в Москве в рамках
так называемого санитарного дела о подстрекательстве к нарушению санитарно-эпидемиологических ограничений также будут преследовать популярных в социальных сетях оппозиционных активистов.
Приговоры по уголовным делам против политических активистов
Весь 2020 год суды выносили приговоры по резонансным делам, возбуждённым ранее против групп политических активистов.

По экстремистским статьям (в том числе о создании экстремистского сообщества) в Калининграде к реальным срокам приговорили фигурантов дела «Балтийского авангарда русского сопротивления», в Москве — фигурантов дела «Нового величия».
По террористическим статьям в Пензе и Петербурге осудили фигурантов дела «Сети».

Более подробно о таких делах сотрудница Программы поддержки политзаключённых Дарья Костромина рассказала в выпущенном в том же 2020 году докладе «Применение статьи УК РФ о террористическом сообществе против политических активистов».
Приговоры по уголовным делам за высказывания
в Интернете
В течение всего 2020 года суды массово выносили обвинительные приговоры по делам об оправдании терроризма в Интернете (ч. 2 ст. 205.2 УК РФ).

Многие из этих уголовных дел были возбуждены в конце 2018 — начале 2019 года и касались комментариев пользователей социальных сетей о самоподрыве 17-летнего анархиста Михаила Жлобицкого в приёмной Управления ФСБ РФ в Архангельске осенью 2018 года. Наиболее активное участие ПЦ «Мемориал» (в особенности Программа поддержки политзаключённых и Программа по ведению дел в ЕСПЧ) принял в защите интересов псковской журналистки Светланы Прокопьевой, калужанина Ивана Любшина, калининградцев Вячеслава Лукичёва и Людмилы Стеч.
По этой статье за публикации в социальных сетях в 2020 году реальные сроки получили башкирский публицист Айрат Дильмухаметов, приехавший на заработки в Россию из Казахстана, чеченец Айтахаджи Халимов и курянин Сергей Лавров.
Ведение дел в ЕСПЧ
Главные цифры
21 постановление
по делам «Мемориала»

в 2020 году вынес Европейский суд по правам человека.
В них были решены дела 86 заявителей. Ещё по одному делу, в котором фигурировало два заявителя, было заключено мировое соглашение.

Присуждённая сумма составила 1 786 264,5 евро. Она складывается из 1 705 308 евро компенсации морального
и материального вреда, причинённого заявителям, и 80 956,5 евро расходов и издержек, понесённых в ходе судебного разбирательства.


Если перевести эту сумму в рубли по среднегодовому курсу
2020 года, то получится больше 144 миллионов рублей — или 12,5% (восьмая часть!) от всех денег, выделенных Российской Федерацией на ЕСПЧ-выплаты в этом году (1 млрд 150 млн руб.).
1 786 264,5 евро
составила присуждённая сумма
567 человек
подали самое масштабное административное исковое заявление.
В 2020 году мы взяли очень масштабное дело. В 2008 году затопили плодородные земли для строительства Ирганайской ГЭС. Земли принадлежали 10 тыс. человек. Владельцам земель компенсации не выплатили до сих. Сначала дагестанские власти обещали выплатить, но к 2014 году даже обещать перестали, мотивируя тем, что у федерального центра нет на это денег. Мы обратились в Правительство России, оно подтвердило, что согласно выплатить, однако для этого дагестанские власти должны подготовить и направить бюджетную заявку.
На бездействие властей по подготовке заявки и пожаловалось 567 человек в Пресненский районный суд г. Москвы. Сначала суд вернул иск, сославшись на принцип разделения властей,
но Мосгорсуд отменил это решение.
ООООООО
В 60 судебных заседаниЯХ

участвовали в Тверском районном суде и Московском городском суде по делам об административных правонарушениях, возбуждённым Роскомнадзором в отношении Международного Мемориала, Правозащитного центра «Мемориал» и их должностных лиц за отсутствие маркировки «иноагент»
в социальных сетях наших организаций. Так как суды редко начинаются вовремя, а подготовка даже к самому простому делу занимает время, то в общей сложности наши юристы потратили
в этом году около 200 человеко-часов на суды по ст. 19.34 Кодекса об административных правонарушениях, которой вообще не должно существовать. Это время могло быть потрачено
на подготовку действительно важных жалоб в ЕСПЧ.

Но и по этим штрафам (всего на 5 300 000 рублей) в конце года мы отправили жалобы в Европейский суд по правам человека.
Около 200
человеко-часов
на суды по ст. 19.34
Дело Гулли Казанбиевой
25-летняя дагестанка подвергалась избиениям от мужа
на протяжении пяти лет. Девушка неоднократно пыталась сбежать от супруга, жившего в том же селе, что и её родители, обращалась
в правоохранительные органы, но сотрудники не приезжали
на вызовы и игнорировали её заявления.

13 сентября 2019 года уже бывший муж Гулли проник в дом её родителей, куда Гулли переехала после развода, через окно, схватил девушку и, угрожая ей убийством, принялся мучить её, избивая кулаками и калеча ножом. Гулли смогла убежать из дома к соседям, попросила о помощи и сразу же потеряла сознание — очнулась девушка уже в реанимации. Уголовное дело на бывшего супруга было заведено, в процессе работала адвокат по соглашению с «Мемориалом» Надежда Бородкина. Тем не менее по трём уголовным статьям обвиняемый получил всего лишь один год и один месяц тюремного наказания и в феврале 2021 года вышел на свободу. В предоставлении мер государственной защиты Гулли Казанбиевой суд отказал, и она снова не защищена — девушка по-прежнему живёт в ежедневном страхе перед отсидевшим бывшим супругом, который продолжил писать ей неоднозначные СМС.

По делу Гулли Казанбиевой «Мемориал» обратился в ЕСПЧ, указав, что государство не справилось с рядом своих обязательств:
не защитило девушку от реально существовавшей угрозы в виде насилия со стороны бывшего мужа, что привело к трагедии, из-за которой Гулли проходит лечение до сих пор; кроме того, государство по-прежнему не предоставляет Казанбиевой мер защиты
от вышедшего на свободу экс-супруга, тем самым угроза её жизни сохраняется. «Мемориал» также отметил, что длившееся годами бездействие со стороны правоохранительных органов и чрезмерно мягкий приговор в деле, связанном с домашним насилием, указывают на систематическую дискриминацию женщин — жертв домашнего насилия.

Жалоба «Мемориала» по делу Гулли Казанбиевой была коммуницирована (передана государству для предоставления своей правовой позиции) в рекордно короткий срок — через пять дней после её подачи. На данный момент «Мемориал» ожидает получения возражений со стороны правительства по вопросу поданной жалобы, после чего юристы центра подготовят ответные возражения на доводы правительства.
«Дело 14»

17 декабря 2016 года группа вооружённых молодых людей напала на полицейскую машину в Грозном и завладела ею, убив полицейского. Пытаясь скрыться от сотрудников правоохранительных органов, они сбили сотрудника ДПС
и открыли стрельбу. В результате перестрелки четверо нападавших были убиты, ещё двое — ранены. После этих событий по всей Чечне начались массовые задержания молодых мужчин, среди которых было 14 жителей Курчалоевского района.

Их задержали 9 января 2017 года. Процессуально задержания не оформлялись. Вплоть до февраля их держали в подвале одного из зданий в расположении 2-го полка полиции специального назначения им. А-Х. А. Кадырова (ППСП-2), постоянно пытали, угрожали сексуальным насилием. В итоге все 14 признались в участии в НВФ
и незаконном хранении оружия или взрывчатых веществ.

По официальной версии, все они были задержаны в феврале-марте 2017 года. При этом обстоятельства «задержания», как их описывает следствие, весьма нелепы — полицейские случайно обнаруживали каждого на окраине села, где они сидели с гранатами, запалами, а некоторые — с автоматами, засунутыми под верхнюю одежду.

В ходе рассмотрения «Дела 14» в суде первой инстанции родственники подсудимых не хотели гласности, не обращались за помощью к правозащитникам, не нанимали адвокатов, готовых реально бороться с обвинением, потому что представители власти неофициально говорили им: «Не поднимайте шума, и вашим близким будут вынесены очень мягкие приговоры». И, лишь когда все 14 человек получили от девяти с половиной до десяти с половиной лет лишения свободы, родственники обратились к правозащитникам.

Только на стадии апелляции в дело вступили адвокаты, работающие по соглашению с ПЦ «Мемориал»: Марина Дубровина, Александр Караваев, Дмитрий Вигурский, Александр Немов, Инна Фомина. Приговор суда первой инстанции был оставлен без изменения. Уголовного дела
по заявлениям о пытках, поданным всеми 14 осуждёнными, возбуждено не было.


Судебный процесс по «Делу 14» завершился в июле
2019 года, жалоба в ЕСПЧ была подана в январе 2020-го.

В жалобе говорится, что в отношении заявителей были нарушены ст. 3 и 5 Конвенции, поскольку они в течение нескольких недель находились в заключении без процессуального оформления и подвергались пыткам, и эти факты не были надлежащим образом расследованы российскими властями. Также говорится о нарушении ст. 13 — в связи с тем, что национальные суды уклонились от проверки того, было ли расследование полным и эффективным. Также указывается на нарушение ст. 6 Конвенции (право на справедливый суд). Самого факта нерасследования сообщения подсудимого о пытках и о принуждении к даче признательных показаний в принципе достаточно для того, чтобы ЕСПЧ установил нарушение этой статьи. Но в этом деле присутствуют и другие факторы, сделавшие процесс в Верховном суде Чечни несправедливым. Суд отказал в удовлетворении абсолютно всех ходатайств защиты, направленных на проверку версии заявителей. Было отказано в осмотре подвала, где содержались заявители, в истребовании у сотовых операторов биллингов телефонов подсудимых, в допросе человека, который находился в подвале вместе
с заявителями, и так далее.

Изменение митингового законодательства
  • Привлечение к административной ответственности за участие
    в мирном митинге не соответствует Европейской конвенции
Летом 2019 года муниципальных депутатов Юлию Галямину
и Константина Янкаускаса не допустили до регистрации в качестве кандидатов в депутаты в Московскую городскую думу. Как и другие независимые депутаты, не допущенные до выборов (Любовь Соболь, Иван Жданов, Илья Яшин), Галямина и Янкаускас
14–19 июля 2019 года проводили встречи со своими сторонниками
на Трубной площади. За этим последовали митинг на проспекте Сахарова 20 июля и акция в центре Москвы 27 июля. Вскоре после последней незарегистрированных кандидатов в депутаты начали преследовать за все прошедшие ранее собрания, которые власти считали несогласованными публичными мероприятиями.

Галямина получила первые десять суток административного ареста 30 июля — за публикацию в соцсети Facebook призыва выходить
на акцию 27 июля. Янкаускас получил семь суток административного ареста 29 июля — за призыв в соцсети Twitter выходить на акцию 15 июля. После этого началась карусель: муниципальных депутатов забирали на выходе
из спецприёмников и сразу везли в ОВД оформлять новые протоколы. Всего Галямина провела под арестом 35 суток и была оштрафована на 15 тысяч рублей, а Янкаускас пробыл
в спецприёмнике 26 суток и получил штраф в размере 20 тысяч рублей. Вдогонку в августе сотрудник Центра «Э» составил в отношении каждого из них ещё по два рапорта о нарушении порядка проведения публичного мероприятия, однако протоколы по этим рапортам были составлены только в декабре 2019 года. Мы считаем, что таким образом власти готовили почву для привлечения муниципальных депутатов к уголовной ответственности по ст. 212.1 УК РФ (неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования) — и в случае с Юлией Галяминой им это в итоге удалось. Мы пожаловались в ЕСПЧ на все случаи привлечения муниципальных депутатов к административной ответственности. Кроме нарушений, о которых мы заявляем во всех «митинговых» делах, в данном случае мы также поставили перед Европейским судом вопрос о нарушении 18-й статьи ЕКПЧ (применение ограничений для целей,
не предусмотренных Конвенцией), так как мы считаем, что Юлию Галямину и Константина Янкаускаса преследуют за их политическую деятельность.

Также по событиям лета-2019 мы подали жалобу в Европейский суд в интересах Павла Устинова, актёра, привлечённого к уголовной ответственности в связи с якобы участием в мирном митинге 3 августа 2019 года. В день акции он случайно оказался в месте её проведения. К нему неожиданно подбежали четыре сотрудника ОМОНа и задержали его. В процессе задержания один из сотрудников повредил себе плечо. Суд первой инстанции назначил ему наказание в виде трёх с половиной лет лишения свободы за применение насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти, однако после приговора деятели культуры устроили флешмоб в поддержку Устинова, и апелляционная инстанция пошла на попятную, снизив наказание до одного года лишения свободы условно. Однако мы считаем, что результатом данного судебного разбирательства мог быть только оправдательный приговор и что в отношении актёра были нарушены статьи 6 и 11 Конвенции.

  • Подача доклада в Комитет министров по неисполнению Россией «Лашманкина»
20 апреля 2020 г. «Мемориал» совместно с ОВД-Инфо подали
в Комитет министров Совета Европы доклад о ситуации с исполнением Россией постановления ЕСПЧ «Лашманкин и другие против России», касающегося системных проблем со свободой собраний в России. В докладе приводится подробное описание проблем с законодательством и практикой по тематике свободы собраний, в частности: отсутствие возможности проводить в России мирные спонтанные акции, массовые отказы властей в согласовании акций, массовые задержания людей на основании отсутствия согласования акций, привлечение людей к уголовной ответственности и чрезмерно строгой административной ответственности за участие в мирных несогласованных акциях и т. д. В докладе также приводится подробный список рекомендаций для системного решения этих проблем. В том числе в результате этого доклада 3 сентября 2020 г. Комитет министров Совета Европы вынес решение, осуждающее неисполнение властями России постановления ЕСПЧ по делу Лашманкина, дал России ряд рекомендаций для разрешения этих проблем и решил вернуться к рассмотрению этого вопроса в июне 2021 года.
Исполнение решения по постановлению «Полякова и другие против России»

19 марта 2020 г. был принят закон, позволяющий некоторым категориям заключённых отбывать наказание близко к дому. Данное изменение законодательства стало возможным благодаря вынесенному ЕСПЧ ранее постановлению «Полякова и другие против России» о праве заключённых отбывать наказание ближе к дому («Мемориал» представлял в этом деле одну из заявительниц). В 2020 году также стало происходить изменение судебной практики в этой области. Хотя пока не у всех заключённых есть возможность отбывать наказание близко к дому, Верховный суд РФ вынес 21 октября 2020 г. определение, в котором признал, что уголовно-исполнительным законодательством допускается перевод заключённого в другое исправительное учреждение, если у него нет возможности поддерживать семейные связи во время отбывания наказания. В своём определении Верховный суд сослался в том числе и на постановление ЕСПЧ по делу Поляковой.
В Госдуму обратилось как минимум 2000 человек
с просьбой не принимать законопроект о возможности Минюста блокировать работу НКО.
Создание коалиций из представителей гражданского общества (НКО + незарегистрированные организации)
для адвокации


  • Подача в КПЧ доклада по правам человека
    в России
В апреле 2019 года Российская Федерация представила в Комитет по правам человека ООН Восьмой периодический доклад об исполнении Международного пакта
о гражданских и политических правах. После публикации доклада некоммерческим организациям была предоставлена возможность направить свои — так называемые альтернативные — доклады о ситуации с исполнением Пакта. Мемориал в составе коалиции из 12 НКО подготовил такой документ в июне 2020 года.
Доклад состоит из 11 разделов, в которых рассказывается о целом ряде проблем с реализацией прав, гарантированных Пактом.
В ходе своей 129-й сессии, проходившей в июне-июле 2020 года, комитет, рассмотрев официальный и альтернативные доклады, задал властям России целый ряд вопросов, призванных прояснить ситуацию с гражданскими и политическими правами в нашей стране.
Некоторые из них прозвучали впервые, и, на наш взгляд, это является заслугой коалиционного доклада. Среди таких вопросов — вопросы по поводу калечащих операций на половых органах девочек на Северном Кавказе, преследования ЛГБТ в Чечне и влияния поправок к конституции на их положение в России в целом, а также по поводу законов об оскорблении власти и запрете «фейковых новостей», которые ограничивают свободу мнений.

  • Кампания по противодействию изменениям в законодательство
В конце 2020-го на рассмотрении в Госдуме находились важные, репрессивные законы: о признании физ. лиц иностранными агентами, о просветительской деятельности, о возможности Минюста блокировать работу НКО, если последнему не нравится мероприятие или программа НКО, и, наконец, о новых ограничениях по проведению массовых мероприятий.
Мы решили, что НКО должны ответить на вредные законопроекты. Для этого мы объединились с другими НКО, провели пресс-конференцию, на которой рассказали о поправках, создали сайт, на котором объяснили суть поправок, а также попросили людей помочь НКО: написать письмо депутатам или правительству с просьбой не принимать/отозвать законопроект, рассказать
в соцсетях о том, как человеку помогли НКО, подписать петицию. В Госдуму обратилось как минимум 2000 человек с просьбой не принимать законопроект о возможности Минюста блокировать работу НКО. Мы не смогли остановить законопроекты, зато почувствовали плечо друг друга и людей, которые нас поддерживают. В коалиции участвовало 12 НКО.
Миграция и Право
При поддержке участников Сети
человека освободились
из ЦВСИГов
233 из них — при поддержке юристов Сети
304
человек получили временное убежище
70
человек получил разрешение
на временное проживание
81
человек получил вид на жительство
61
стали гражданами России
95
человека получили статус беженца
2
Коронавирус
В марте Россия закрыла границы. Сотни тысяч трудовых мигрантов, потерявших работу и желавших вернуться в родные страны, не могли этого сделать и скапливались в аэропортах и на границе. Были сложности и у тех, кто хотел въехать в Россию.

•Юристы Сети в петербургском аэропорту Пулково и в московском аэропорту Шереметьево консультировали людей.

•В Оренбургской и Самарской областях, на границе с Казахстаном, скопились тысячи граждан Узбекистана, их не пропускали в страну. Юристы Сети совместно с коллегами из других НКО помогали людям, застрявшим в импровизированном лагере.

Постепенно обе проблемы удалось решить.
В наиболее тяжёлом положении оказались мигранты, на момент начала пандемии содержавшиеся в центрах временного содержания иностранных граждан (ЦВСИГ).

Это учреждения закрытого типа, в них сложно соблюдать строгие санитарные нормы, нет достаточного числа квалифицированных медиков и аппаратуры для диагностики. Содержащиеся в ЦВСИГах люди сообщали, что требования социального дистанцирования
и использования средств индивидуальной защиты не соблюдались. Был огромный риск, что ЦВСИГи станут очагами распространения коронавируса.


Решением могло стать освобождение людей или высылка в страны исхода, но этого невозможно было сделать из-за лакун в законодательстве (подробно об этой ситуации Сеть писала в докладе).

Юристы Сети провели несколько онлайн-обсуждений, как можно решить эту проблему и не допустить всплеска распространения вируса. Значительная часть 49-го семинара Сети, прошедшего на платформе ZOOM, была посвящена этой теме. «Мемориал» присоединился к ряду обращений и инициировал заявления, призывающие власти решить проблему.

В сотрудничестве с руководителями ЦВСИГов и региональными уполномоченными по правам человека удалось добиться отправки мигрантов домой или освобождения. В различных регионах ситуация развивалась по-разному, сложилась неоднородная судебная практика, но в целом кампанию можно назвать успешной: пандемия способствовала освобождению из ЦВСИГов половины мигрантов.
Беженцы и лица, ищущие убежища, остаются основной группой мигрантов, которым помогают участники Сети «Миграция и Право».
Главные проблемы в этой области, как и в предыдущие годы,
— ограничения доступа к процедуре определения статуса беженца и отказ в его предоставлении тем, кому удалось подать ходатайство.

Данные Росстата о предоставлении убежища в 2020 году представлены в таблице.
Как видим, число беженцев уменьшается
с каждым годом. Единственная группа, которой статус беженца предоставлялся в редких случаях, но достаточно щедро — временное убежище, были граждане Украины, которые в большинстве своём уже стали гражданами России.


В России по-прежнему всего два гражданина Сирии имеют статус беженца. К сожалению, колоссальные усилия, которые прикладывают участники Сети, помогая беженцам правильно составить ходатайство о предоставлении статуса беженца или заявления на получение временного убежища, как правило, не приводят к успеху, поскольку институт убежища в России не работает. Наших юристов руководство миграционных органов часто упрекает в «злоупотреблении правом». Нам же представляется, что сами органы миграции злоупотребляют бесправием этой категории иностранных граждан. Процедура определения оснований для предоставления убежища работает вхолостую. Создаётся только видимость деятельности, которая при отсутствии политической установки на предоставление убежища не приносит никаких результатов. Поскольку к правам человека не может быть отнесено право получить убежище, а есть только право обратиться за его предоставлением, международные организации не могут жёстко требовать от России его выполнения.

В 2020 году наряду с беженцами из Узбекистана, Таджикистана, КНДР, Сирии, Йемена и Афганистана к юристам Сети стали обращаться граждане Республики Беларусь, участвовавшие в оппозиционных выступлениях и опасавшиеся незаконного преследования на родине. Никто из них не получил убежища.

Особую группу беженцев составляют граждане КНДР. Их немного, однако каждый случай требует больших усилий со стороны юристов Сети, главным образом работающих на востоке России. В 2020 году по материалам работы Сети с этой группой был выпущен совместный доклад ПЦ «Мемориал», комитета «Гражданское содействие» и Института мира и универсальных исследований Сеульского университета.


Получение лицом без гражданства удостоверения личности
В 2020 году наконец появился механизм легализации лиц без гражданства: разработан механизм установления их личности и форма документа, временно удостоверяющего личность. После некоторой, порой очень длительной и сложной процедуры органы внутренних дел устанавливают личность апатрида.

Соответствующий этому механизму закон ещё не принят, но работа уже ведётся. Пока форма удостоверения не утверждена, апатриду выдаётся справка об установлении личности. В 2020 году ряд заявителей Сети при поддержке юристов был легализован с помощью этого механизма. Полученный документ позволяет человеку двигаться дальше к получению вида на жительство в России и российскому гражданству. В разработке законопроекта активное участие принимали члены Сети.
Правило 39 Регламента ЕСПЧ. Дело Доврана Широва

Юристы Сети продолжали отстаивать в Европейском суде
по правам человека право беженцев не быть высланными
в страну, где их жизнь, здоровье или свобода подвергались бы угрозе по признаку расы, принадлежности к определённой этнической или социальной группе, политических убеждений и вероисповедания. Этот принцип невысылки (non-refoulement) представляет собой основную норму международного права беженцев и лиц, ищущих убежища.


Один из самых эффективных механизмов, предоставляемых Европейским судом для защиты беженцев, — превентивные меры по Правилу 39 Регламента Суда. ЕСПЧ может запретить высылку человека, если в стране, куда его намерены отправить, его с большой долей вероятности ожидают пытки, бесчеловечное обращение или смерть.

Уроженцу Туркменистана Доврану Широву обращение
к Правилу 39
помогло дважды.

В 2017 году Широв, ранее бежавший из родной страны из-за сфальсифицированных уголовных обвинений, оказался в Армении. Там его задержали, поскольку он был объявлен
в международный розыск. Пока власти проводили экстрадиционную проверку, Широв запросил Правило 39 и получил положительный ответ: ЕСПЧ запретил высылать его в Туркменистан.


В начале 2020 года Широв уехал из Армении в Россию, где его ждали гражданская жена и ребёнок. В Крыму, куда он прибыл на заработки, его снова арестовали для выдачи. Юрист Сети «Миграция и Право» Наталья Мотуз обратилась по его делу в ЕСПЧ по Правилу 39. И суд снова запретил отправлять Широва на родину. Это был первый случай в практике Сети, когда ЕСПЧ запретил выдачу до того, как решение по этому вопросу приняла Генеральная прокуратура РФ.

В 2020 году закрепилось новое явление относительно Правила 39. Ранее Россия освобождала из-под стражи иностранных граждан, по делам которых ЕСПЧ постановил применить превентивные меры. Теперь их не освобождают до окончательного решения ЕСПЧ. Условия содержания в депортационных центрах оставляют желать лучшего. Иногда люди не выдерживают многолетнего лишения свободы, соглашаются на снятие превентивной меры
и депортацию.
Ким Евгений Львович
Дело Евгения Кима

Из года в год не теряет остроты проблема лиц без гражданства (апатридов), живущих в России. Если власти принимают решение о том, что апатрид должен быть депортирован, и помещают его в ЦВСИГ, он может оставаться в заключении годами. Причина проста и абсурдна одновременно — нет страны, которая была бы обязана или согласна его принять.

В 2017 году Конституционный суд РФ вынес постановление по делу апатрида Ноэ Мсхиладзе. Одним из двух его представителей была юрист Сети Ольга Цейтлина. КС указал, что в административное законодательство должны быть внесены изменения, которые обеспечат судебный контроль над сроками и основаниями содержания выдворяемых в депортационных центрах. Но воз и ныне там. Подтверждение тому — дело Евгения Кима, которым занимается юрист Сети в Хабаровском крае Любовь Татарец.

Уроженец Каракалпакской ССР, Ким в 2006 году получил российский паспорт.
В 2017 году он был осуждён, а за день до освобождения, в апреле 2019 года, узнал, что его лишили российского гражданства. С тех пор Евгения держат в ЦВСИГе за нарушение режима пребывания в России. По делу Кима его представители обращались в суды, вплоть до Конституционного, к омбудсменам и прочим чиновникам. Но добиться его освобождения пока не удалось: в апреле ему
незаконно продлили срок содержания в ЦВСИГе. Он лишён свободы уже более двух лет. Власти сообщают, что Узбекистан согласился принять Евгения
в порядке реадмиссии, однако он остаётся в ЦВСИГе.
Из проблем, которые пытаются решать юристы Сети, одна из самых трудных — снятие нежелательности пребывания иностранного гражданина на территории России.
Снятие нежелательности пребывания иностранного гражданина на территории России. Успешное снятие нежелательности
с дальнейшим получением гражданства России


Из проблем, которые пытаются решать юристы Сети, одна из самых трудных — снятие нежелательности пребывания иностранного гражданина на территории России.
Такое решение принимается, как правило, по отношению к тем иностранным гражданам, которые отбыли наказание в учреждениях пенитенциарной системы. При этом не учитывается ни тяжесть совершённого преступления (часто у мигрантов это, например, попытка незаконного пересечения границы), ни наличие устойчивых семейных отношений, супругов
и детей — граждан России.


Снять нежелательность удаётся очень редко, бывшие осуждённые из колоний прямиком оказываются в депортационных центрах, т. е. снова в условиях лишения свободы, о которых часто приходится слышать, что они «хуже тюремных». Однако случаются и удачи.

Так, в конце 2020 года адвокату Сети Татьяне Тютюнник, работающей в Приморском крае, удалось добиться не только снятия нежелательности троих заявителей, но и получения ими российского гражданства.

Константин Плешаков был признан лицом без гражданства. Адвокату удалось доказать, что свидетельство о рождении Плешакову было выписано и выдано в ЗАГСе Покровского района Приморского края, по месту жительства его матери. На этом основании Плешаков был принят в гражданство России и 24 августа 2020 года получил российский паспорт.

Владимир Молчанов в конце октября 2020 года был освобождён из городского ЦВСИГа. В Приморском краевом суде был установлен факт наличия у него гражданства России, что означало одновременно и снятие нежелательности его пребывания. 24 декабря 2020 года Молчанову выдали российский паспорт.

Сергей Давыдов два года пытался легализоваться в России. После окончания срока заключения под стражу его пребывание в России было признано нежелательным. Адвокату удалось добиться снятия судимости, потом — отмены нежелательности пребывания. После этого Давыдов подал заявление о предоставлении ему российского гражданства и 31 декабря, в последний день 2020 года, получил паспорт.


Снятие запрета на въезд в Россию

Большую проблему составляет неопределённость закона
в отношении вынесения запрета на въезд в Россию.
В частности, запрет может быть вынесен иностранному гражданину и лицу без гражданства всего лишь за два административных правонарушения, совершённых в течение трёх лет (п. 4 ст. 26 Закона РФ «О въезде и выезде»). Статья не содержит однозначного требования о запрете на въезд в Россию, в ней говорится, что въезд «может быть не разрешён». Видимо, законодатель предполагал, что правоохранительные органы будут принимать взвешенное решение, учитывая опасность совершённых нарушений, исходя из равновесия общественного и частного интереса. Но даже два небольших нарушения правил дорожного движения, совершённых в течение трёх лет, автоматически приводят к тому, что сведения о них заносятся в базу данных. Самого нарушителя об этом в известность не ставят. Он узнаёт о них только на границе, когда его не впускают обратно.


Снять запрет легче, чем нежелательность. Юристам Сети обычно удаётся это сделать, если у иностранного гражданина в России есть семья.

Однако и это требует немалых сил и времени: суды очень неохотно отменяют решения государственных структур даже в тех случаях, когда решение принимает автоматическая система.
Программа «Горячие точки»
1240
консультаций оказали юристы программы в 2020 году. Приём вёлся
в представительствах ПЦ «Мемориал»
на Северном Кавказе (Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария). Обращающихся к нам жителей Чечни консультировали чаще всего удалённо.


Весной приём проводился онлайн в связи с пандемией. Тематика обращений разнообразна: гибель людей от рук сотрудников силовых структур, невыдача тел убитых их родственникам, неправомерные задержания, пытки, ограничения прав людей в ходе «профилактического учёта потенциальных экстремистов», фальсификация уголовных дел, нарушение имущественных прав со стороны силовиков в ходе спецопераций, нарушения процессуальных норм во время обысков и досмотров жилых помещений и т. п.


Сотрудники программы помогали оформлять иски, заявления, жалобы в суды, Следственный комитет, прокуратуру, полицию, министерства и органы местного самоуправления.



1150
материалов в 2020 году СМИ опубликовали по тематике горячих точек со ссылками на ПЦ «Мемориал». Программа разместила на сайте
и в соцсетях 232 сообщения
и аналитических отчёта.







59
дел юристы ПЦ «Мемориал» или адвокаты, работающие с нами
по соглашению, вели на стадии предварительного следствия и в судах, защищая жертв ложного обвинения или представляя интересы потерпевших.


Юристы программы и сотрудничающие
с ней адвокаты приняли участие
в 21 судебном разбирательстве (восемь были выиграны) по уголовным
и гражданским делам, а также при обжаловании бездействия следователей.

На национальном уровне была завершена работа по шести делам.

13 новых дел были приняты в работу.

В кооперации с программой «Защита прав человека с использованием международных механизмов» было подготовлено и направлено
в Европейский суд по правам человека
пять жалоб.



Лидеры ингушского протеста и член Совета ПЦ Светлана Ганнушкина —
на заседании суда в Ессентуках
Общая, проявляющаяся по всей территории России тенденция наступления власти
на гражданское общество, усиления политических репрессий чётко прослеживалась
и на Северном Кавказе. Юридическое
и информационное противодействие этому
в регионе являлось одной из наших важнейших задач в 2020 году.

Продолжались политические репрессии
в Ингушетии
.

В предыдущие годы эта республика резко контрастировала в лучшую сторону по степени свобод слова, собраний, ассоциаций
по сравнению не только с другими республиками Северного Кавказа, но и большинством регионов России. Происходящее здесь было уникально для всей страны, где правозащитные НКО шельмуются, оппозиция подавляется, а протестные акции, как правило, жёстко разгоняются.


Очевидно, что с точки зрения федеральных властей Ингушетия показывала всей
России неправильный пример. И было принято решение «закручивать гайки» и здесь. Это началось разгоном мирного протестного митинга в марте 2019 года и продолжилось уголовными и административными преследованиями его участников, фальсификацией уголовных дел против лидеров оппозиции и журналиста Рашида Майсигова, ликвидацией оппозиционного НКО «Совет тейпов ингушского народа». В 2020 году шли суды над фигурантами «Ингушского дела» — совокупности многих уголовных дел. К уголовной ответственности
на конец 2020 года было привлечено 49 человек (на март 2021 года — 51 человек), в отношении 32 человек были вынесены обвинительные приговоры. Остальные находились либо под следствием, либо их дела рассматривал суд.


Происходящее стало самым массовым актом политических репрессий в современной России. Аресты людей продолжались в феврале, марте, сентябре, ноябре 2020 года, феврале и марте 2021 года. По-видимому, таким способом власть пытается сдерживать любую протестную активность в Ингушетии.

Судебные процессы над рядовыми участниками разогнанного митинга стали
частью подготовки политического процесса над лидерами оппозиции. Именно поэтому прокуратура добивалась, чтобы во все приговоры в качестве отягчающего обстоятельства был внесён мотив политической вражды, указывая при этом, что насилие в отношении представителей власти было организовано лидерами протеста. Хотя это отрицалось практически всеми обвиняемыми
и не подтверждалось материалами дел, прокуратуре, несмотря на сопротивление судей, удалось добиться поставленной цели.

Осенью 2020 года начался большой политический процесс против лидеров ингушского протестного движения: Ахмеда Барахоева, Мусы Мальсагова, Исмаила Нальгиева, Зарифы Саутиевой, Малсага Ужахова, Багаудина Хаутиева и Бараха Чемурзиева. Обвинение «рассыпается» в суде. Почти все допрошенные свидетели обвинения давали показания в пользу подсудимых: часть из них прямо заявила о невиновности лидеров протеста, остальные говорили о том, что не видели, чтобы те совершали какие-либо противоправные действия.

Рассмотрение всех этих уголовных дел в судах проходило за пределами Ингушетии — в Ставропольском крае, поскольку Верховный суд РФ удовлетворял ходатайства прокуратуры об изменении их подсудности. Логика этих решений очевидна — снизить уровень общественной поддержки обвиняемых в ходе судебных процессов, удалив место проведения судов
не только от Ингушетии, но и от других республик Северного Кавказа.

Мы считаем важным разрушать «стену молчания», которую власти стремятся возвести вокруг этих процессов.
ПЦ «Мемориал» регулярно публикует обновляемый список фигурантов «ингушского дела», который содержит сведения по каждому из них.

Член Совета ПЦ Олег Орлов и правозащитник Лев Пономарёв вместе с Зарифой Саутиевой и Барахом Чемурзиевым
Это единственный ресурс информации по всему комплексу уголовных преследований участников протестного движения. Мы публикуем подробные отчёты обо всех судебных заседаниях, проходящих в рамках этого дела. Мы оказывали
и оказываем юридическую поддержку ряду жертв этих репрессий. В частности, мы предоставили двух защитников экс-замдиректора «Мемориального комплекса жертвам репрессий», единственной женщине, привлечённой по «ингушскому делу»,
Зарифе Саутиевой.

От её имени в ЕСПЧ была направлена жалоба
на необоснованное помещение её в СИЗО,
на то, что настоящей целью её преследования стало желание властей уничтожить ингушскую оппозицию, на жестокие условия перевозки из СИЗО,
на следственные действия. Также в кооперации с программой «Защита прав человека с использованием международных механизмов» были подготовлены и направлены в ЕСПЧ жалобы от ещё трёх уже осуждённых фигурантов «ингушского дела».
Журналист дагестанской газеты «Черновик» Абдулмумин Гаджиев
Дело Абдулмумина Гаджиева

Другой тенденцией, всё сильнее проявляющейся в последний год, стала кампания по фабрикации уголовных дел по финансированию терроризма.

Эта кампания разворачивается на фоне реального снижения активности вооружённого подполья. Во многих таких делах, на которые мы обратили внимание, отсутствует реальная
доказательная база. Складывается впечатление, что из-за отсутствия реальных участников вооружённого подполья следственные органы «ставят на поток» фальсификацию уголовных дел по финансированию терроризма.

Ярким примером такого дела, сфальсифицированного с целью запугать журналистское сообщество Дагестана, стало дело редактора отдела религии издания «Черновик» Абдулмумина Гаджиева. Его обвиняют в участии в деятельности террористической организации и финансировании террористической деятельности. Журналисту грозит срок от 10 лет до пожизненного. Вину он не признаёт.

Адвокат, сотрудничающий с нашей организацией, является одним из его защитников. Мы также осуществляем мониторинг этого дела и публикуем о нём материалы.

Обвинение занимается криминализацией обычной журналистской деятельности.
Ни одна из 24 перечисленных в постановлении о привлечении Гаджиева в качестве обвиняемого статей не призывала к насилию и не становилась поводом к возбуждению уголовных дел. Голословное заявление, что эти статьи якобы могли способствовать вербовке в запрещённое «Исламское государство», представляется надуманным и бездоказательным, основывающимся исключительно на ложной идее приравнивания консервативных исламских взглядов, высказывание которых является абсолютно легальным, к террористической идеологии. Другие обвинения носят столь же нелепый характер. Показания на Гаджиева дал под пытками другой подозреваемый, о чём он заявил в суде.

Во второй половине 2020 года мы уделяли много внимания делам о финансировании терроризма, где есть основание подозревать фальсификацию обвинения.
Мы постоянно проводим мониторинг ситуации
с неправомерной постановкой
граждан на профилактический учёт как «экстремистов» (варианты — «религиозных экстремистов», «последователей ваххабизма»).
В предыдущие годы эта практика приобрела в Дагестане массовый характер. Людей ставил на такой учёт без каких-либо на то законных оснований, при этом права тех, кто попал в списки такого учёта, грубо нарушались — они не могли свободно передвигаться по республике и за её пределами, подвергались дискриминации. В 2016–17 годах мы начали системную борьбу против этого произвола, обжалуя в судах неправомерную постановку на профилактический учёт.
Мониторинг ситуации с профилактическим учётом в Дагестане в 2020 году позволил нам подвести промежуточные итоги нашей работы: мы можем констатировать, что достигли частичных успехов. Вместо того чтобы ввести практику профучёта в рамки закона,
УМВД РФ по Дагестану предпочло официально заявить, что профучёт по категории «религиозный экстремист» больше не ведётся. При этом негласно такая практика продолжается, но, что важно, в значительно меньших масштабах, чем раньше.


Узнать больше

Права граждан нарушаются менее грубо и демонстративно. Об этом можно судить по тому, как изменился образ действий полицейских в рейдах по пятницам у некоторых мечетей. К сожалению, сейчас мы сталкиваемся с тем, что люди, чьи права продолжают нарушаться в рамках профучёта, не хотят бороться при нашей поддержке за свои права.

Они не готовы писать жалобы в полицию, подавать иски в суды. А без этого мы не можем продолжать борьбу за окончательное введение профилактического учёта в рамки законности.
Несмотря на то что ранее в результате давления властей мы были вынуждены закрыть представительство в Чеченской Республике, наша работа в этом регионе не прекратилась,
хотя и приобрела иные формы. В 2020 году продолжалось совместное с «Новой газетой»
и рядом партнёрских правозащитных НКО расследование функционирования в Чечне нелегальных тюрем, где содержат похищенных, где их пытают, а некоторых и убивают.


Важным для чеченских силовиков итогом такой «работы» становятся фальсифицированные уголовные дела о незаконных вооружённых формированиях, за «расследование» которых силовики получают поощрения, повышения по службе и т. п.


Самая масштабная подобная нелегальная тюрьма располагается на территории дислокации полка Патрульно-постовой службы полиции № 2 (ППСП-2) им. А-Х. А. Кадырова МВД РФ по ЧР в центре Грозного. На основе собранной информации ПЦ «Мемориал» подготовил доклад «Права человека в Чеченской Республике».
Самая масштабная подобная нелегальная тюрьма располагается на территории дислокации полка Патрульно-постовой службы полиции № 2 (ППСП-2) им. А-Х. А. Кадырова МВД РФ по ЧР в центре Грозного. На основе собранной информации ПЦ «Мемориал» подготовил доклад «Права человека в Чеченской Республике».
Глава программы «Горячие точки», член Совета ПЦ Олег Орлов
Доклад был направлен Комитету ПАСЕ
по правовым вопросам и правам человека.

28 января 2020 года руководитель программы «Горячие точки» ПЦ «Мемориал» Олег Орлов
в Страсбурге, выступая на слушаниях, проводимых этим комитетом, изложил основные положения этого доклада. Орлов выступал по поручению группы правозащитных организаций: Правозащитного центра «Мемориал», ЛГБТ-сети, Комитета против пыток, Правовой инициативы, Хьюман Райтс Вотч.


Слушания проводились в рамках подготовки доклада ПАСЕ по ситуации на Северном Кавказе. На слушаниях присутствовало много депутатов ПАСЕ из различных национальных делегаций.


В январе 2020 года в ЕСПЧ была направлена жалоба от фигурантов
«Дела 14», бывших узников нелегальной тюрьмы в ППСП-2, ставших жертвами пыток, фальсификации уголовного обвинения и несправедливого жестокого приговора (см. отчёт программы «Защита прав человека с использованием международных механизмов»).

Совместная работа продолжилась в последующие месяцы 2020 года. Уже весной 2021 года в результате этой работы в «Новой газете» был опубликован ряд статей, вызвавших огромный резонанс как в России, так и за рубежом.

У властей Чечни эти публикации вызвали истерическую реакцию.
В публикациях лета 2020 года мы описывали усиление тоталитарных тенденций в Чечне: по поручению Рамзана Кадырова новый министр ЧР информации и печати Ахмед Дудаев превратил своё ведомство в настоящее «Министерство правды» из «1984» Джорджа Оруэлла.
На встречах с чиновниками, врачами, учителями, сотрудниками ГИБДД и т. п. министр требовал, чтобы каждый из них в свободное от работы время «проявлял патриотизм» в соцсетях. Теперь, для того чтобы жителя Чечни не заподозрили в нелояльности, недостаточно
не говорить что-то лишнее даже дома, в кругу семьи. Недостаточно ходить на митинги, периодически организуемые властью.

Теперь лояльный подданный Падишаха (так называют Кадырова чиновники в Чечне) обязан публично хвалить действия республиканских властей и клеймить тех, кто позволит себе любую критику местного руководства.

В полной мере эта стратегия была задействована тем же летом, после того как США объявили новые санкции в отношении Р. Кадырова и некоторых членов его семьи. Затем организованный «народный гнев» проявился уже весной следующего года, после публикаций в «Новой газете».
В 2020 году программа выпустила 4 аналитических бюллетеня
«Ситуация в зоне конфликта на Северном Кавказе: оценка правозащитников».

В бюллетенях анализировались и обобщались сведения, собранные ПЦ «Мемориал», опубликованные другими правозащитными организациями
и СМИ, а также информация из официальных источников. В них были отражены основные тенденции развития ситуации на Северном Кавказе
за год, наиболее болезненные и важные темы, такие как:
пандемия коронавируса в аспекте прав человека
Анализ статистики показывал несоответствие победных реляций федерального центра и местных властей, занижающих масштабы эпидемии; форсированный выход из карантина летом 2020 года заметно ухудшил ситуацию (особенно в Чечне, где рост смертности был наибольшим).
реакция общества на новую и непонятную угрозу: что помогало, а что мешало борьбе
с пандемией?
Как традиционные общественные институты и свойственная
северокавказским народам способность к самоорганизации на низовом уровне проявлялись, частично компенсируя недоверие между властью
и обществом?
Чечня: всевластие Кадырова и всеобщее бесправие
Репрессии внутри властной «элиты» Чеченской Республики, кадровая политика Кадырова.
Состояние вооружЁнного подполья и борьба
с ним
Новые решения Европейского суда по правам человека
давление и запугивание окружением Кадырова чеченской диаспоры за пределами России
Новые покушения на выходцев из Чечни, личных врагов и политических
оппонентов Кадырова.
в Чечне опробована система мобилизации бюджетников в «бойцы информационного интернет-фронта»
«Ингушское дело»
Преследование оппозиции в Ингушетии.
Силовики против баталхаджинцев
Расследование убийства главы республиканского Центра по противодействию экстремизму МВД привело к масштабному разгрому силовиками закрытого и влиятельного сообщества (вирда) последователей шейха Батал-хаджи Белхароева.
Европейские институты в борьбе за права человека в Чечне
Программа «Преследования мусульман: Основные события
2020 года»
Мы по-прежнему проводили консультации, способствовали распространению информации
о необоснованных преследованиях мусульман за «экстремизм». Основное внимание было сосредоточено на проблеме запрещённых в России исламских организаций, которые, по нашей оценке, неправомерно отнесены к числу насильственных.

Представитель программы продолжал участвовать в деятельности рабочей группы
по антиэкстремистскому законодательству при Уполномоченном по правам человека в России, созданной в 2019 году. Совместно с другими правозащитниками, входящими в РГ, подготовлены предложения по изменению ст. 205.2, 205.4, 282.1 УК, исключению статей 205.5 и 282.2 УК, поправкам в Кодекс об административных правонарушениях и Кодекс административного судопроизводства, связанным с проблемой экстремизма. Также отслеживалась ситуация
с запретами и уголовным преследованием участников некоторых запрещённых в России исламских сообществ за рубежом. Некоторые важные документы по этой теме из Турции, Дании, Пакистана
и др. были переведены на русский язык. Был подготовлен аналитический обзор «Проблема „Хизб ут-Тахрир“ в России», отражающий итоги обсуждения темы внутри РГ и содержащий некоторые эксклюзивные данные.
Во взаимодействии с программой ПЗК, «Родительской солидарностью», активистами
и родственниками осуждённых в регионах проводился мониторинг уголовных дел
о некоторых запрещённых в России исламских организациях («Хизб ут-Тахрир», «Таблиги джамаат», «Нурджулар», «Такфир валь-Хиджра»
и др.), составлялись списки осуждённых и т. д. Архивы документов прошлых лет переводились
в электронный формат. Только по делам о «Хизб ут-Тахрир» обновлённые списки включили более 600 имён (2004–2020), что существенно больше, чем в опубликованных ранее материалах (текст готовится к публикации). Руководитель проекта дал несколько интервью для сайта «Крым-Реалии».


В сентябре 2020-го представители программы присутствовали на рассмотрении апелляции по делу «уфимской двадцатки». А 1 октября 2020 г. участвовали
в пресс-конференции в Сахаровском центре «24 года лишения свободы за чтение книг — возврат 1937 года», посвящённой тому же делу.
Программа «Центральная Азия»
Основные события 2020 года
Ограничения, вызванные пандемией коронавируса, серьёзно повлияли на планы нашей работы в 2020 году.
В марте пришлось отменить международную конференцию «Права человека и борьба с экстремизмом» (более 45 участников), подготовленную ЦА программой ПЦ «Мемориал» совместно с Норвежским Хельсинкским комитетом, общественным фондом «Кылым Шамы» (Кыргызстан) и Центром Громадянських Свобод (Украина). Также была заморожена подготовка мероприятий, связанных с 10-й годовщиной событий июня 2010 года
на юге Кыргызстана.


В то же время заметная часть нашей работы
по Центральной Азии неожиданно оказалась связана
с Туркменистаном.
Начиная с мая 2020 года отмечался быстрый рост нового туркменского протестного движения, эпицентром которого стала Турция, но которому удалось получить отклик и внутри Туркменистана.
В ответ власти начали преследование гражданских активистов и их родственников. Мы попытались привлечь внимание к этому важному феномену, первоначально
не замеченному СМИ и международными организациями. Точкой отсчёта стало совместное заявление

11 правозащитных организаций из разных стран, инициированное при нашем участии. В дальнейшем сложилось успешное рабочее взаимодействие с Туркменским Хельсинкским фондом по правам человека (ТХФ) в Болгарии, в сотрудничестве с которым до конца 2020 года было выпущено около десяти совместных пресс-релизов на русском и английском языках.
Удалось привлечь международное внимание к теме,
в частности, к делу оппозиционного юриста Пыгамбергельды Аллабердыева, туркменской активистки в Турции Дурсолтан Тагановой и давлению на блогера Розгелды Чолиева. По некоторым из этих кейсов происходило эффективное взаимодействие с несколькими партнёрскими организациями.
В ходе совместных с ТХФ поездок в Турцию в октябре
и декабре проводились встречи, интервью, консультации, контакты с турецкими адвокатами и правозащитной организацией «Мазлумдер». Была реорганизована рассылка материалов программы, часть её переведена на платформу ПЦ. Мы активно взаимодействовали
с агентством «Фергана.Ру», туркменской службой «Радио Свобода», сайтом «ЦентрАзия», несколькими ключевыми информационными ресурсами, созданными туркменскими активистами за рубежом, имеющими широкую аудиторию, ориентированную на тематику программы.
Продолжалась работа в рамках международной кампании «Покажите их живыми», целью которой является решение проблемы политически мотивированных насильственных исчезновений в туркменских тюрьмах.
Мы участвовали в подготовке общих документов кампании, собирали новую информацию по теме — в частности, подробно проинтервьюировали двух бывших узников секретной тюрьмы «Овадан-депе». В декабре была начата публикация воспоминаний жительницы Ашхабада, ярко описавшей практику пыток
и злоупотреблений в некоторых пенитенциарных учреждениях Туркменистана.
Продолжалась работа в рамках международной кампании «Покажите их живыми», целью которой является решение проблемы политически мотивированных насильственных исчезновений в туркменских тюрьмах.
Мы участвовали в подготовке общих документов кампании, собирали новую информацию по теме — в частности, подробно проинтервьюировали двух бывших узников секретной тюрьмы «Овадан-депе». В декабре была начата публикация воспоминаний жительницы Ашхабада, ярко описавшей практику пыток
и злоупотреблений в некоторых пенитенциарных учреждениях Туркменистана.
Какаджан Халбаев
Ещё одним элементом туркменской темы стало изучение практики преследований участников неофициальных исламских сообществ
в Туркменистане. В августе был опубликован анализ уголовного дела туркменских студентов Какаджана Халбаева и Кемала Сапарова, осуждённых на 15 лет по сомнительному делу
об «экстремизме» после возвращения из Санкт-Петербурга на родину. Публикация, основанная
на документальных материалах, получила широкий резонанс только на двух информресурсах, ориентированных
на туркменскую аудиторию, где она набрала более 41 000 просмотров.

Упоминания о деле появилось в туркменском разделе ежегодного отчёта Госдепартамента США о правах человека. Материалы программы также использовались для подготовки аналитического обзора о проблеме запрещённых организаций в Туркменистане для Центра религиоведческих исследований в Кыргызстане в рамках регионального проекта Internews-Europe (текст готовится к публикации).
В связи с 10-й годовщиной событий на юге Кыргызстана, связанных с межэтническим конфликтом в мае-июне
2010 года, проводилось изучение и подготовка к публикации малоизвестных документов и материалов, собранных в 2010–2011-х в зоне конфликта в ходе совместной миссии с участием ПЦМ и НХК при поддержке местных активистов.
Подготовлен первый сборник, включающий 22 документа (186 страниц) правительственных ведомств Кыргызстана, отражающих хронологию событий, с комментариями
и сравнением версий.

Большинство документов до сих пор не было доступно исследователям. Сборник готовится к публикации.
В 2020 году программа также проводила работу, связанную с правовой и иной помощью некоторым политзаключённым в Центральной Азии, центрально-азиатским активистам в других странах.

Продолжалась подготовка писем поддержки для некоторых центрально-азиатских беженцев, ответы
на запросы миграционных служб.
Правозащитный центр «Мемориал»
Малый Каретный переулок, 12,
Москва, Россия, 127 051

Для обращений: [email protected]
Пресс-служба: [email protected]

Тел: +7 495 225 3118,
+7 916 061 0500
Факс: +7 495 699 1165

Иллюстрации: М. Толстова
21 июля 2014 года Министерство юстиции РФ включило Правозащитный центр «Мемориал»
в «реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента».